Дзитоев. Ручная работа

Я много раз убеждался в том, что все и всегда происходит не случайно и вовремя. Три последних года мы собирались посетить Долину Терека для встречи с самобытным виноделом Константином Дзитоевым и все как-то не складывалось.

Наконец, чисто волевым решением, несмотря на очень плотный график октября, мы берём билеты и летим в столицу Северной Осетии Владикавказ.

На его окраине в посёлке на месте старых яблоневых садов Константин построил большой красивый дом для своей семьи и семейную винодельню, на которую ещё в 2016 году ему удалось ценой больших усилий получить лицензию.

Напротив дома на небольшом участке экспериментальный виноградник. Дзитоев уже 10 лет возится с различными сортами, стараясь подобрать оптимальные для выращивания в этой климатической зоне. Результаты его работы уже есть. Километрах в 60 от города в это году отметил своё трехлетие виноградник в 4,5 гектара. Саперави, Ркацители и несколько европейских сортов хорошо прижились и через пару лет позволят судить о перспективе терруара, сложенного каштановыми почвами на основе гальки и известняков.

Пока Дзитоев продолжает свой титанический труд по закупке и доставке во Владикавказ рефрижераторами в ящиках по 10 кг винограда с Кубани и Дагестана. За сезон для доставки винограда на 27 тысяч бутылок фуры сделали для КД больше 20 рейсов.

Я бы сказал, что этой своей работой Дзитоев выполняет очень важную миссию, показывая на каком уровне можно делать вина «в нечеловеческих условиях» с посадок на которых в нормальных условиях нормального вина никогда не делали. Несколько бутылок улетят со мной в Москву как раз для того, чтобы показать потенциал виноградников тем, от кого зависит их судьба.

На небольшой винодельне у Дзитоева идеальный порядок. Французский дуб, пневматический пресс, нержавеющие емкости, рабочие места художниц для росписи бутылок и энергетический круг из кристаллов для создания правильной ауры. Все на своих местах.

Дзитоев - философ, для которого дрожжи это живые существа, создающие для каждой емкости своё «настроение». Мистик, впитывающий энергетику старых монастырей, гор и виноградников и мыслящий о вине в собственных категориях. Художник, для которого каждый сорт винограда - это проба кисти и краска в большой картине, все полотно которой ещё не ясно даже ему самому.

Вопреки традиции, я ничего не буду писать о конкретных винах, которые мы попробовали в большом и светлом дегустационном зале с окном во всю стену, сквозь которое открывается панорама хребта Большого Кавказа с двуглавым Казбеком и Столовой горой под снежными шапками. Сохраню интригу.

Пока поделюсь только общими выводами.

Константин Дзитоев - это новое явление, аналог которому, во всяком случае в российском виноделии, мне подобрать сложно.

Не профессиональный винодел, экономист-аналитик по образованию, Константин постоянно ищет совета и опирается на мнение лучших из доступных в России профессионалов. Добрым советом ему помогают французские энологи Франк Дюссенер, Жорж Блан, Аврора Жёди из Института энологии Шампани и многие другие достойные винные люди. Спрашивая совета, не считая себя «великим и всезнающим», Константин получает больше.

Не обладая собственным виноградником, он настолько пристально контролирует все, что происходит с «его» виноградом за 700 км от дома - в Краснодарском крае и Дагестане, что в моих глазах теперь нет ни одного оправдания для тех, кто имеет виноград «у порога» и не умеет сделать из него достойного вина.

Дзитоев возвращает замусоленному в России понятию «гаражное» вино его изначальный смысл. Тот, в котором французские «гаражисты» несколько лет назад нарушили спокойствие традиционного Бордо, заставив даже мэтров пересмотреть некоторые свои подходы к винограднику и винодельне.

Не будучи профессионалом, Дзитоев не скован шаблонами. Кто сказал, что вина надо «обдирать» фильтрацией? При минимальной обработке перед розливом есть риск, конечно. Но при таких небольших тиражах он с лихвой окупается комплексностью вин.

Кто сказал, что вино одного сорта, сделанное в нескольких небольших емкостях в разных вариантах ферментации и выдержки нужно объединить в единый бленд для увеличения партии? Если все варианты нравятся, пусть будет 3 версии под разными номерами по 300 бутылок.

Кто хочет, разберётся. Константин готов всем и все терпеливо пояснять.

Как нет двух абсолютно одинаковых бутылок в оформлении, которое наносят на стекло специальными красками художницы (у каждой выходит по 20 бутылок за день), так у каждой партии КД своё лицо, свои нюансы. Это вина «ручной работы» во всех смыслах.

У Дзитоева в продаже и «на подходе» около 40 наименований вин. Винтажи 2012-2013 годов только сейчас входят в полную силу.

Первый раз я попробовал красное вино Дзитоева в 2013 году. Оно уже обладало маркировкой КД, которой Костя отмечает лучшие по его мнению вина, было молодо, мощно и перспективно. Сейчас на примере «вертикалки» этого бленда я очень четко вижу, как развивается его стиль от винтажа к винтажу и от года к году с выдержкой. От мощи к мягкости и балансу, от яркой фруктовости к сложности и третичным сафьяновым ароматам.

Красные вина Дзитоева хочется пить. Это главная объединяющая черта всех партий, наименований и экспериментальных тиражей.

Думаю, многим из тех, кто до сих пор склонен скептически относиться к российскому виноделию, ещё предстоят большие открытия.

Наберемся терпения. 12 декабря на презентации Гида будет много интересного.