Горький привкус победы. Итоги Кубка виноделов в Абрау-Дюрсо

Пришло время и мне подвести некоторые итоги дегустационного конкурса в «Абрау-Дюрсо», куратором которого я впервые выступил в 2015 году. Восторги и баталии несколько улеглись, отзвучали послевкусия, опубликована толковая аналитика с математическими моделями. Пора подвести логическую черту под обсуждением.

Итак, на конкурс удалось привлечь в этом году крупных профессионалов мирового уровня: Тима Аткина (Tim Atkin, Великобритания), Хосе Пенина (Jose Penin, Испания), Сару Эбботт (Sarah Abbott, Великобритания), Роберта Джозефа (Robert Joseph, Великобритания), Даррела Джозефа(Darrel Joseph, США).

Было очень приятно работать с такой звездной командой. Впервые на конкурсе был представлена дегустационная программа для мобильных устройств Wine-Ex (Wine-Expert). Она не только избавляет от необходимости заполнения дегустационных листов и подсчета баллов, но и фиксирует все оценки в единой базе данных, позволяя в любой момент обратиться к результатам голосования любого члена жюри. Организаторам продукт позволяет вести подсчет голосов в он-лайновом автоматическом режиме. Новинку позитивно оценили все международные эксперты. По отзывам, Wine-Ex вполне может быть принят для международных дегустационных конкурсов и внутренних дегустаций виноторговых компаний. У продукта большие технические возможности и этот проект будет развиваться дальше.

Подготовка к конкурсу в этом году заняла очень много времени и сил. К сожалению, не все наши виноделы были пунктуальны в подаче заявок и отправке образцов. По давней российской традиции, многое отправлялось в последний день, некоторые вина просто не успели доехать до дегустации. Все это нужно обязательно учесть на будущее.

Что касается самого конкурса. Было представлено более 150 образцов в 6 категориях: белые и красные вина, игристые классическим методом и методом Шарма, ликерные специальные вина, бренди (в российской традиции – «коньяки»). Разделение классическое для мировых конкурсов, за исключением «ликерных» - мало где еще есть такие вина.

По традиции, наряду с российскими винами в дегустации была представлена, своего рода, эталонная шкала – признанные мировые бренды вина. Красные: Sassicaia 2010, Ornellaia 2011, Альмавива Almaviva 2012, La Flor de Pingus 2012, Chateau Talbot 2011, Chateau Lafite Rothschild 2011. В белых винах: Chablis Grand Cru «Le Clo» Cristian Moreau 2012, Egon Muller «Scharzhofberger» Riesling Kabnett 2011, Mersault Genevrieres Bouchard Pere & Fils Premier Cru 2011, Chassagne- Montrachet Olivier Leflaive 2011, Alphonse Mellot Sancerre «Generation», Chateau Carbonnieux Blanc Grand Cru Classe Grave 2012. В игристых винах, произведенных методом Шарма: Sento Frizante, Duk de Bar, Prosecco Nino Franko, Cuvee del Erde Montelvini, Mansane «Sprinto». В игристых винах, произведенных классическим методом: Cava "Conde de Aro" Muga Brut Vintage 2012, Loran-Perrier Ultra Brut, Louis Roderer, Lanson Brut. В коньяках: Otard VSOP, Bisquit VS.

Как я и сказал в самом начале дегустации, обращаясь к жюри – эти образцы не соревнуются с Россией. Важно было получить некое понимание общего уровня российских вин «по гамбургскому счету» и использовать эти результаты для профессионального роста самих челнов СВВР. Как вышло в итоге, особый вопрос.

Теперь к результатам. Интересный эффект дало внедрение беспристрастного «судьи» - программа дала некие «стерильные» результаты, чистое мнение мирового сообщества со всеми его особенностями.

Нужно отметить, что все 6 членов жюри в большей степени обращали внимание на международные сорта винограда. По стратегии выставления оценок очень отличались эксперты, уже знакомые с российскими винами. Те, кто пробовал их впервые – ставили низкие баллы. Когда в бокалах появлялись Саперави или Красностоп Золотовский, эксперты говорили, что эти вина, скорее всего, испорчены. Это очень важный результат для понимания того, как воспринимаются российские автохтоны за пределами России.

Что касается итоговых результатов. Я не считаю целесообразным обнародовать оценки вин, участвовавших в дегустации вне конкурса. И вот почему.

Дегустационный конкурс – это сложный механизм. В условиях небольшого по численности жюри оценка каждого эксперта очень значима. При безусловно высоком уровне профессионализма, у каждого эксперта свой взгляд, свои предпочтения. Я специально провел небольшой опрос экспертной комиссии после конкурса и в ближайшее время опубликую комментарии судей по организации мероприятия и их впечатления от российских вин, сложившиеся за прошедшее время.

Вернемся к конкурсу. Любые баллы за пределами средних значений могли очень серьезно изменить итоговый результат, на который организаторы, при всем желании не могли повлиять, благодаря беспристрастности электронного арбитра - программы. Так и вышло в категории красных сухих вин. В остальных ключевых категориях, вполне закономерно первые позиции заняли вина, мировая репутация которых складывалась поколениями.

Я патриот российского виноделия. Но при этом абсолютно уверен, что «ура-патриотизм» ничего хорошего ему не добавляет. Хороший пример – заголовок одной из кубанских газет в статье по итогам конкурса: «Не нужен нам херес французский!». На полном серьезе... Нужна ли самому авторитетному конкурсу страны такая слава? Очень сомневаюсь.

Что же мы имеем в итоге? Нужно работать поколениями, чтобы на самом деле «победить» великие имена мирового виноделия. Да и надо ли вообще их побеждать? Что следует за такой победой? Где движущая сила движения вперед? Когда ты мысленно побывал на Эвересте, подниматься на другие вершины – лишь легкая разминка…

Но давайте признаемся себе честно. Жюри ставило оценки в экстремальном режиме, присущем любому конкурсу. На каждый образец было не больше 2-3 минут. При этом некоторые российские вина, получившие в итоге высокие оценки через 20-30 минут в бокале просто разваливались, а «проигравшие» образцы становились все краше и интересней с каждой минутой. Вероятно, поэтому на мировых дегустационных конкурсах почти не встретишь «больших имен» - для их оценки требуется больше времени и внимания. Кстати, это относится не только к зарубежным образцам, но и к ряду российских вин, о которых лично я очень высокого мнения.

Как говориться, «спорт есть спорт». В предложенных обстоятельствах победили лучшие, и мое мнение на результат никак не влияло. Ко многим российским образцам, вошедшим в первую десятку, я был бы гораздо менее щедр, чем зарубежные эксперты. В то же время, многие зарубежные образцы показали себя не лучшим образом и явно сильно переоценены на российском рынке.

В завершении мой совет российским виноделам: не считать эти оценки пиком своей карьеры. Иначе результат из мотивирующего может превратиться в «демотиватор». Необходимо критично отнестись к своим результатам и своим винам. Особенно сейчас, когда к ним приковано очень большое внимание и любой «прокол» будет рассматриваться гораздо пристальней и впечатления (не только позитивные) будут озвучиваться гораздо громче.

В любом случае, у конкурса есть один очевидный результат. Многие российские образцы получили известность далеко за пределами России. Пускай и несколько скандальную.

Продолжение следует…