Гусев. Винодел-Север

Помните, в самом начале тура подготовки гида «Российские вина» мы писали, что едем за новыми именами? Одно из них – это Дмитрий Гусев. Впервые я познакомился с его винами на апрельской выставке в Краснодаре и решил: это самое интересное открытие года среди гаражистов. Открытие оказалось гораздо больше, чем можно было ждать. Не отдельное хозяйство, а целый регион – Нижняя Волга. По общению с Дмитрием чувствуется: он своего добьется. Не быстро (проекту уже 20 лет, оказывается), но очень целеустремленно. Даже в том, как Гусев говорит о своем деле, чувствуется - недалеко от его дома течет река шириной в 12 км.

Слово самому Дмитрию:

ДубОвка – стоит запомнить

«В названии нашего города ударение на второй слог - ДубОвка и это важно. В Ростовской области есть похожее название – Дубовка. Не люблю, когда нас путают. Мы очень внимательно относимся к истории города. В свое время Дубовка была больше Царицына, купцы были богаче. Основной доход имели с ремесленного дела, а не с сельского хозяйства. Но дубовские купцы не захотели вести через свой город железную дорогу, а царицынские вовремя поняли, что в ней будущее и город стал очень быстро развиваться, затмив Дубовку. В городе есть местная достопримечательность – четырехсотлетний дуб, который «видел», что делал мой прадедушка. Он отливал очень хорошие точильные камни. По технической, ремесленной части работали и другие предки».

«Началось все с моего отца. Он был успешным инженером-конструктором, награжден Ленинской Премией и орденом Знак Почета за участие в разработке ракетного комплекса СС-20. Любовь к винограду у него была очень сильная, но откуда – никто не знает. Еще с 1980 года пробовал разводить столовые сорта на даче. В 1990 году отец, имея высокий статус, уходит с завода, чтобы полностью заняться любимым делом, берет землю под виноградник. Сначала было около гектара столовых сортов, но мы быстро от них отказались – проблемы с акклиматизацией лоз, время продажи очень короткое. А ведь виноградник для нашей семьи тогда – это уже было не просто хобби, а основной заработок».

«Зачем мы воспитываем этот сорт?»

«В наших местах в то время жил Александр Иванович Потапенко - брат известного ученого Якова Ивановича Потапенко, в честь которого назван Всероссийский НИИ виноградарства в Новочеркасске (наше хозяйство сейчас является опорным пунктом этого института). У него была мечта жизни: создать русский виноград, который бы рос в средней полосе и давал достойные вина. Он занимался выведением амуро-европейских гибридов, которые в 3-5 поколении были бы устойчивы к морозам и при этом хороши для виноделия. Результаты этой работы, конечно есть, но не те, которых ожидали. Мы потратили лет 15 на изучение этой темы и из огромного количества сортов оставили только два с рабочими названиями – Августовский и Мариновский. Продолжаем их возделывать, делаем из них игристые вина. Столовое, легкое вино, пользуется хорошим спросом».

«У меня есть хорошие знакомые в Мичигане. Там тоже занимаются виноградарством. Есть там и свои гибридные сорта, сейчас американцы сконцентрированы на изучении их применимость в виноделии. Проблема потапенковских гибридов как раз в этой применимости. Даже в названии института виноградарство всегда стояло на первом месте. Я считаю, что институт стоило бы назвать – НИИ Виноделия и виноградарства. Первый вопрос должен быть: «Зачем мы воспитываем этот сорт?» Для того, чтобы из него получались вина высокого уровня или чтобы агроному было легко его выращивать, получать высокий сахар? В этом была основная проблема советского виноградарства – сорта не вымерзают, не болеют, сахара высокие, но что из него можно сделать винодел не знал. Отсюда и появились все эти Бьянки, с которыми непонятно как теперь быть».

«Серьезно разворачиваемся»

«По первому образованию я инженер. Техник-технолог по производству штампов и пресс-форм. Пошел по родительским стопам. Мама тоже на военном заводе работала. После армии, когда отец начал заниматься виноградником, я выучился на агронома. Сначала виноделие было, скорее, увлечением. Но оно уже стало основным делом. Много езжу, изучаю опыт других стран. Много бывал в Германии. Езжу по России, Грузии, Украине. Хотя, я понимаю, что наш регион – это наш регион, и то, что в нем делается, я понимаю лучше всех. Когда к нам приезжают люди даже из ростовской области и предлагают какие-то идеи, я заранее знаю, что у нас они не пойдут. Уже прошел через эти этапы».

«В старом фермерском хозяйстве у нас было 8 га винограда. Это наша коллекция, испытательная площадка. Виноград посажен по нескольку рядов и даже несколько кустов. Из них примерно 3,5 га – столовый, а остальное, пополам - европейские технические сорта и гибриды. Первые европейские начали сажать примерно лет 7 назад».

«В новом хозяйстве выбрали более ровную местность на южном склоне и виноградник закладывали уже гектарами каждого сорта – Ркацители, Шардоне, Рислинг, есть немного Мцване, Каберне-Совиньон, Красностоп Золотовский, в этом году посадили три клона Мерло, Цимлянский Черный. В будущем году добавим Пино Фран – сейчас школка растет. В планах еще Саперави и Пино Нуар. Высадив порядка 30 гектар, мы поняли, что нам нужна собственная переработка. При нынешнем законодательстве (будем надеяться, что перемены к лучшему не далеки) делать небольшое хозяйство было не целесообразно. Поэтому мы нашли инвестора и строим серьезное винодельческое производство. Будем делать две линейки вина – высокую из собственного винограда и массовую – из покупного вина наливом. Без этой второй части проект быстро не окупится, а инвестиции нужно возвращать. Оборудование и строительство стоит приличных денег. Весь емкостной парк заказали у болгарской компании PIM, розлив итальянский, «первичка» французская. Собственные марки будут продвигаться под брендом «Шато Шене». Уже с урожаем 2014 года выйдем под этой маркой. Разработан логотип, этикетки. Серьезно разворачиваемся. Наверное, благодаря своей убежденности в будущем проекта».

«Сейчас пока работаем полностью в «гаражном стиле» в полном смысле слова. Есть большой гараж и в нем перерабатываем виноград, есть большой подвал под домом, который никогда не планировался под винодельню. Но оборудование уже почти промышленное. Пресс, например, на 2 тонны винограда – старого образца. Горизонтальный, корзинчатый. Я в свое время из Германии привозил. Кизельгуровый фильтр, емкости из нержавеющей стали, два ферментатора и т.д.»

«Со временем доля собственного винограда в проекте будет расти. По моим подсчетам, нам нужно 400-500 гектар, чтобы полностью себя обеспечивать. Сами мы этот объем, конечно, не потянем. Будем стремиться к 100 гектарам собственных виноградников. Параллельно разрабатываем программу для фермеров, которым будет гарантирован прием винограда на заводе. Но только при моих условиях посадки. Полностью людям все объясняем: вы сажаете этот конкретный сорт, конкретными саженцами, применяете определенную агротехнику, и при выполнении этих условий будете иметь такую-то цену за килограмм винограда. Сейчас есть перспектива у такого проекта. Край овощеводческий, а продавать свою продукцию все сложнее – организованной реализации нет. Люди, которые живут на земле, ищут - чем бы заняться».

«В космос летаем, и виноград придумаем, как укрыть»

«Мое понимание региона таково. Мы находимся не только у Волги, но еще и у водохранилища. Это очень хороший аккумулятор тепла. Наше хозяйство расположено в 2 км от реки, а Волга у нас 12 км шириной. Мы называем регион – самой северной частью Юга Нижней Волги. С одной стороны, земли явно южные, тепла достаточно, виноград себя прекрасно чувствует, но резкий континентальный климат с суровыми зимами напоминает, что Север близко».

«Зима – дело неприятное, но поправимое. Я глубоко убежден, если мы в космос летаем, уж виноград можно найти способ укрыть. Сейчас это понимание приходит с накоплением опыта разных зим – снежных и без снега, морозных. Приобретаем, соответственно, нужную технику, чтобы выполнять все необходимые работы. В целом, технология укрывного виноградарства та же, что и на Дону. Глубина посадки другая – минимум 0,5 метра + нужен чехол для того, чтобы росевые корни в первые годы не росли. Промерзание у нас до 0,4-05 метра бывает. Морозы при полном отсутствии снега могут стоять по нескольку недель, а почвы легкие…»

«Сумма активных температур в год 3200 – 3800, но вызревает все хорошо, сахаронакопление до 30 г. Очень сухой воздух, всегда теплые и сухие конец лета и осень. Капельное орошение для Нижней Волги – норма. В сельском хозяйстве региона вообще речь не идет о другом способе возделывания, кроме капельного орошения. Все 30 га у нас с этой технологией. Я когда приезжаю в другие регионы мне часто говорят: «как это у вас весь виноградник с капельным?» Но для нас в этом ничего удивительного нет. Если человек привык ходить в штанах, он уже не задумывается специально над тем, что каждое утро надо их надевать. Поставить капельную систему при закладке виноградника - само собой разумеющееся действие».

«По белым винам нам все уже ясно. Ркацители показывает достойные результаты уже 4-5 лет подряд. Мы понимаем, что это наш сорт. Хорошо идет и Совиньон Блан, да и все остальные белые сорта. Красные, на мой взгляд, у нас пока не очень получаются. Есть проблемы пока в понимании технологии, оборудовании. Будем исправляться. Сделали анализ почв. Все-таки они ближе к белым винам. Легкие, карбонатные, с большим количеством супеси, суглинки. Содержание железа очень небольшое. С красными сортами надо работать. Например, Красностоп Золотовский еще «укрощать». Пока был первый урожай, еще даже шпалеры нет на красных донских сортах. Будем совершенствовать агротехнику. Есть, в конце концов, в мире регионы, в которых очень хороши белые вина и достойные красные. Да, не великие, но добротные».

«Точно знаю, что стоит этим заниматься»

«На Волге сейчас очень большое движение в направлении виноградарства. Есть перспективные ребята в Астраханской области, у нас. Как только будет принят закон, что фермер может продавать свое вино, появится много новых проектов. Не у всех, конечно, это получится. Это очень долгий путь. У нас он занял больше 20 лет и еще столько же займет, пока добьемся действительно серьезных результатов. Но другого рода занятий я уже в своей жизни не вижу. Точно знаю, что стоит этим заниматься».

«Мы вступили в СРО виноградарей и виноделов. Важно сейчас, когда определяются основные регионы виноградарства и виноделия внести в их реестр и Волгу. Потом это будет гораздо труднее. Очень рассчитываем на помощь в этом деле и саморегулируемой организации и Союза виноградарей и виноделов России. Регион с большой историей – хазары выращивали виноград в районе Царицына, в Сарепте были виноградники поволжских немцев, которые переселялись в Россию еще при Екатерине. У одного из купцов в Дубовке был виноградник на 2 тыс. лоз – большой, по тем временам. У винограда на Волге есть и корни, и будущее».