Имение Сикоры. Баланс

Работая над проектом «Винный гид России» #Роскачества иногда нам приходилось посещать хозяйства, в которые при других обстоятельствах мы бы не заехали. Не интересно. Но были на нашем маршруте винодельни, в которые всегда приезжаешь с особенным удовольствием. Одна из них, безусловно, «Имение Сикоры».

В этом году особенно ярким было впечатление от новой винодельни проекта. В течение трёх лет мы наблюдали за её строительством на разных этапах. Сейчас она полностью готова и, честно говоря, подобные проекты не часто встретишь даже в лучших винодельческих странах мира.

Начинаем с традиционного объезда и осмотра виноградников. Оба участка, которые с дороги легко узнать по большим буквам Sikory 1 и Sikory 2, в идеальном состоянии. Год дождливый, практически везде можно увидеть сорняки. Но только не здесь. Из имеющихся 45 га плодоносят 32,3 га. Ещё около 1,5 га планируется заложить, как только решиться ситуация с европейским саженцами. В верхней половине первого участка на террасах уже подрос Красностоп Золотовский, первые вина из которого мы попробовали на винодельне.

Сама винодельня - это произведение инженерного опыта самого владельца Александр Сикорский, полностью переработавшего изначальный французский проект и дизайн-решений его дочери, проходившей Обучение в Великобритании.

В минималистичные интерьеры винодельни вписаны небольшие штрихи с элементами фирменного стиля - старинного узора «вышиванки», который присутствует на этикетке. Проект заслуженно номинирован европейскую премию в дизайне.

Меня же в оформлении винодельни больше всего впечатлили диджитал-фишки, которых немало на винодельне. От беспроводных противопожарных камер до полного управления светом через мобильное устройство. Единственный аналоговый выключатель оставил себе в кабинете сам Сикорский.

Винодельня построена с большим запасом - до миллиона бутылок в год может производить. С учётом небольшого пока виноградника виноделу Алена Целоусова в ней просторно. И удобно, с учётом полного оснащения всем самым современным французским оборудованием. Дополняют картину винодельни два дегустационных зала с панорамными видами на виноградники. В главном ещё и пол стеклянный с видом на бочки в погребе и феерической люстрой.

Для приема гостей оборудовали очень хорошую компактную кухню и сделали несколько эно-гастрономических сетов. Молодой кубанский шеф-повар Максим Шевцов очень старается делать гастрономические блюда в сочитании с винами хозяйства.Есть над чем работать.Туризм для винодельни значимое, но не главное направление. Те, кто приедет посмотреть на семейную винодельню могут потерпеть некоторые ограничения и семейные правила для гостей.

Это всё о внешней стороне проекта. Главные изменения, на мой взгляд, произошли внутри проекта. Не только по форме, но и по содержанию.

Чувствуется серьезное изменение восприятия виноделия и винного бизнеса. В прошлые годы мы не раз жёстко спорили по разным вопросам. Сейчас вести диалог с каждым годом все интересней. Слышим и понимаем друг друга мы с Александром Павловичем гораздо лучше.

Новое виденье чувствуется и в винах. Урожай 2018 года, первый переработанный на новой винодельне - это новая страница в истории «Имения Сикоры». Почти в каждом образце на сравнительной дегустации разных лет урожая чувствуется, как взрослеет виноградник, как меняются технологии, появляется больше опыта в работе с сортами и терруаром.

Из новостей отмечу свежий, сложный «Совиньон Блан», впервые получившийся на таком уровне. Красностоп Золотовский 2018 года, который сейчас находится на выдержке в большой дубовой бочке. Ему ещё нужно пару лет до выхода на рынок, но уже сейчас выглядит интересно и узнаваемо. Самое яркое впечатление - мощнейшее розе из Каберне Фран. В такой гастрономичной яркой стилистике российских розовых мне ещё пробовать не доводилось. Ещё один аргумент в пользу Каберне Фран, как важнейшего для России сорта.

Совместно с Институтом энологии Шампани сейчас ведутся эксперименты по созданию основы для игристых вин.

В завершении могу сказать, что новая винодельня в «Имении Сикоры» появилась ровно тогда, когда это стало необходимо. «Вызревшая» идеология проекта и его технологичность теперь создают оптимальный баланс.