Усадьба Маркотх. Перезагрузка

Есть в российском виноделии несколько человек, общаться с которыми - это настоящее удовольствие, даже безотносительно вина. Один из них, безусловно, Алексей Толстой. На его фермерскую винодельню мы заехали на обратном пути из Геленджика.

Год назад проект, наконец, получил лицензию и сейчас впервые самостоятельно разливает вина прошлогоднего урожая. У проекта, основанного в 2012 году, непростая судьба. Алексей и его брат Сергей в него вложили очень много усилий. Винограднику в сложном терруаре подножья Маркотхского хребта понадобилось внимания не меньше, чем собственному ребёнку. Приятно было увидеть как за последний год посадки окрепли и «возмужали». С 9 гектаров в прошлом году собрали всего 38 тонн винограда, в этом году будет 50. На винограднике применяют новую агротехнику собственной разработки. Вступают в плодоношение Ркацители и Саперави, заложенные в 2016 году.

В перспективе хозяйство может перешагнуть «фермерскую» планку в 66 тысяч бутылок. К этому моменту Алексей подумывает о лицензии ЗГУ.

На винодельне предстоит ещё много сделать до полной и окончательной завершенности проекта. Пока все виноделие сосредоточено в погребе, где мы перепробовали практически все, что Толстой держит в бочках. Один из немногих Толстой верит в кавказский дуб краснодарского производства и использует его в своём творческом процессе. Но мне, откровенно говоря, больше нравится как его личный стиль подчеркивает французский дуб. Пока не буду забегать вперёд, но Мерло - это изначально один из «козырей» Алексея. Пару бочек я бы прямо из погреба выкупил.

В линейке винодельни сейчас 10 позиций с новыми этикетками. Сохраню пока интригу. Все комментарии и оценки будут в книге. Могу лишь сказать, что Толстой в своё время изменил представление о том, каким может быть российское вино. Его бренд «Усадьба Маркотх» стал первым российским вином в портфеле Simple.

На своём нынешнем уровне - с собственным виноградником и винодельней «Усадьбе Маркотх» ещё предстоит пройти этап становления, но «рука Толстого» - это главное во всех его винах. Это и сейчас уже абсолютно ясно.