«В российском виноделии снова наступил кризис»

Артур Саркисян, глава Союза сомелье и экспертов России, один из авторитетнейших винных экспертов, не только сам прекрасно разбирается в вине, но и помогает разобраться другим. Его авторский гид по отечественному виноделию, который в этом году выйдет уже в пятый раз — первое подобное издание в России.

«Многие удивляются, почему армянин занимается авторским гидом по российскому виноделию. Но так уж получилось, что я живу здесь, и мне это интересно. Для меня русский язык — родной, по ментальности я грузин, а по национальности — армянин», — отмечает Артур, уроженец Тбилиси.


Гид продолжает «толстеть» из года в год, одновременно растет проходной балл, вин с высокими оценками становится все больше. При этом, работая над самым первым изданием, в российское виноделие не верил и сам Саркисян.

«В 2010 году я достаточно много изучал иностранных вин, объезжал множество хозяйств. Мне ставили в укор, что не заезжаю на российские винодельни, тогда я пообещал объехать российские хозяйства и меня поймали на слове. Тогда же обратил внимание на то, что дегустировать практически нечего: уровень вин был настолько низкий, что было просто не о чем говорить», — рассказывает он.


Первый гид вышел в 2012 году, и чтобы попасть в него, вину надо было набрать больше 75 баллов — порог очень невысокий, но иначе достаточного количества позиций просто бы не набралось. Сейчас проходной балл — 82, и вин с высокими оценками становится все больше.

В издание 2015 года попали 266 вин из 37 виноделен; для дегустации составителям — Артуру Саркисяну и Александру Ставцеву — пришлось проехать 5 тысяч километров. Авторы лично посещают каждое хозяйство. Производители ни разу не отказывали им в этой возможности, а вот обмануть периодически пытались. Это — одна из причин, по которой каждое вино дегустируют дважды: сперва на винодельне, потом — его же, но купленное в обычном магазине, где обычно и затаривается потребитель.

Площади: В России сейчас 86 тысяч га виноградников, и это достаточно мало – например, в Испании их 1 миллион 113 тысяч га

До недавнего времени гид издавали исключительно на собственные средства, но с прошлого года у проекта появились партнеры. Принципиальная позиция — им не может быть производитель вина.

В прошлом году под одной обложкой объединились гиды по российским и армянским винам. В будущем Артур планирует создать и антигид — перечень вин, не рекомендуемых к употреблению. В его составлении примут участие около 40 специалистов и экспертов, в том числе к работе над антигидом привлекут юристов.

Некоторые производители уже угрожают судебными разбирательствами за антирекламу. «Но мы же не запрещаем употреблять эти вина, мы просто не рекомендуем. Прислушиваться к нашему мнению или нет, это уж потребитель сам будет решать», — отмечает Артур.

Российскому виноделию есть куда стремиться: по оценке Саркисяна, сейчас в стране всего 30‑35 производителей делают хорошие вина. Для сравнения, в одной области Франции — Бордо — виноделов 9 тысяч. К тому же в России в основном производят так называемые балковые вина, которые делаются из импортных виноматериалов.

Виноделие в стране прогрессирует медленно: одна из основных причин этого — отношение государства к данной сфере. «Росалкогольрегулирование не дает возможности развиваться виноделию и придирается по совершенно пустым причинам.

Сегодня если у тебя, допустим, нет сертифицированной двери в помещении, где хранятся акцизные марки, ты не получишь лицензию. Если вино хранится на полу, а не на поддоне — тебе не дадут лицензию, хоть эти моменты никак и не связаны именно с производством вина», — рассказывает Саркисян.

Выбор больше: В новом гиде, который выйдет этой осенью, помимо российских и армянских появятся и вина молдавские

Но проблема не только во внешних ограничениях, которые устанавливает государство, но и во внутренних, а именно — в головах. «В российском виноделии снова наступил кризис», — констатирует Артур. Производители уронили планку качества на волне патриотизма и импортозамещения. Виноделы неохотно вкладываются в землю, ведь на получение первого урожая, пригодного для вина, уйдет не один год. Конечно, гораздо легче пригнать цистерну сырья из Франции или Италии и разлить его по бутылкам, сразу идет прибыль. По мнению Саркисяна, ситуацию поменяет принятие закона об указании происхождения виноматериала на бутылках, «чтобы не позорить то, что сейчас делается качественными российскими производителями».

Саркисян уверен, что российское вино рано или поздно вновь завоюет сердца потребителей. У отечественного виноделия есть и сильные стороны, и одна из них — автохтонные сорта винограда, то есть такие, которые появились и выращиваются лишь в определенном районе. Их немало: в Крыму, в Ростовской области, на Северном Кавказе. Другое преимущество — Россия никогда не была винодельческой страной, а значит, продукция вызовет интерес за счет оригинальности.

Также Артур отметил рост интереса иностранных инвесторов к российскому виноделию. Дело в том, что по оценкам ученых, из‑за изменения климата к 2050 году виноградников в Европе практически не останется — уже сейчас растения буквально сгорают на солнце. А потому большинство мировых экспертов обращают внимание на Россию, Китай, Кавказ и т. д. «Я бы не хотел, чтобы так произошло, но радует, что, может быть, однажды и в Подмосковье будут выращивать виноград и делать качественные вина», — отмечает эксперт.

*По материалам лекции, организованной газетой «Малой бизнес» и ГБУ «Малый бизнес Москвы». В нашем лектории уже побывали Олег Сирота, Барно Турсунова, Герман Юртаев и другие.

Мария Петрова
Фото: Андрей КАРА

mbgazeta.ru